Почему ребенок не хочет читать?

В пять лет я научился читать.
Ничего более важного в моей жизни так и не произошло.
Марио Варгас Льоса

Мы приготовили сюрприз для внимательных читателей блога. По коду mi3ch вы можете получить скидку 3000 рублей при оформлении подписки на бессрочный тариф. Кроме того, 1000 рублей с каждой подписки мы отправим на благотворительность — в фонд, который выберет Дмитрий Чернышев.

В стране набирает обороты моральная паника — наши дети совсем не читают книг. Как они смогут жить без Достоевского? Вот мы читали запоем. Россия была самой читающей страной в мире. Куда катится этот мир? Разве могут заменить книгу эти ваши интернеты и компьютеры? Об этом в своей авторской колонке рассуждает Дмитрий Чернышев — блогер (mi3ch), автор книг «Вертикальный прогресс», «Как люди думают», «Чем заняться вечером с семьей на даче без интернета».

Так ли все страшно? И действительно ли прошлые поколения были более начитанными и грамотными? Давайте попробуем присмотреться к этим доводам повнимательнее.


Послушать пост:


1. Моральная паника — боже мой, куда катится этот мир — это естественное состояние человечества

Паника была и будет всегда, меняются только поводы: чтение бульварных романов, комиксы, телевизор, компьютерные игры, социальные сети и так далее.

Само изобретение печатного станка уже вызвало моральную панику — как же так, теперь любой человек может напечатать книгу, к какому падению нравов это приведет? Это же разрушит монополию церкви и государства на печатное слово!

В XV веке венецианец Иеронимо Скварчафико, глядя на «современных детей», жаловался, что появление книгопечатания приведет к интеллектуальной лености. Люди станут менее прилежными, когда подлежащий усвоению материал будет дешевым и доступным, как уличная девка. В головах возникнет невероятная каша.

Моральная паника XVIII века в Англии была вызвана всеобщим чтением романов. Из статьи 1796 года:

«Женщины любого возраста и положения приобрели привычку читать романы. Эта развращающая привычка стала всеобщей. Мое зрение оскорбляют эти глупые, но опасные книги. Я вижу их везде — на туалетном столике модницы, на рабочем месте швеи, в руках у леди, которая отдыхает, лежа на диване, и у женщины, стоящей за прилавком. Я вижу романы и в будуарах любовниц, и на чердаках, где живут бедняки, чьи дети плачут от голода, в то время как их мать зачитывается вымышленными страданиями героини романа. Хозяйка большого дома читает роман в гостиной, в то время как ее горничные, подражая своей госпоже, читают на кухне. Я видела повариху с тряпкой в одной руке и с романом в другой — она рыдала над горестями какой-то Джулии или Джеммы».

Моралисты требовали ограничить чтение книг. О душе надо подумать! Читайте Библию и чаще ходите в церковь.

Причиной паники XIX века служил постулат, что много учиться — вредно. В США даже был опубликован отчет «Взаимосвязь образования и помешательства».

Изучив 1741 случай помешательства, автор пришел к выводу, что в 205 случаях причиной стала перегрузка занятиями: «образование закладывает фундамент для многих случаев психических заболеваний». Педагоги были обеспокоены тем, чтобы дети не учились слишком много. Они стремились сократить часы, отведенные на учебу, поскольку длительные перерывы предупреждали нанесение вреда разуму.

2. Про самую читающую страну в мире. Это, мягко говоря, преувеличение

В первой половине XIX века тиражи книг в России составляли сотни экземпляров, и те продавались годами.  В Москве были только две книжные лавки с дневной выручкой в 12–15 рублей. Если учесть, что цена небольшой книжки тогда составляла 3–5 рублей, нетрудно посчитать, сколько книг покупали москвичи.

Справедливости ради стоит сказать, что в то время образованная публика заказывала книги из-за границы напрямую. Но и их число было невелико — в Санкт-Петербург ежемесячно приходило 300–400 книг.

Что же в царской России читал обычный читатель (мещанин, обыватель)? Когда подобный вопрос задали Льву Толстому, он ответил: «Матвея Комарова».

Сегодня никто не знает такого автора, но до начала ХХ века его книги выходили огромными по тем временам тиражами: например, самая популярная из них, «Славный мошенник и вор Ванька Каин», стоила 3–5 копеек и могла иметь разовый тираж в 50–100 тысяч экземпляров. Вторыми по популярности были песенники, сонники и письмовники.

В советское время ситуация улучшилась, но серьезно читала книги только небольшая прослойка населения. Большинство читало газеты, бульварные романы, детективы и кулинарные книги.

Самым издаваемым автором после Ленина был Максим Горький. Посмотрите пристально на советскую классику. На лауреатов Ленинских и Сталинских премий. Весь этот убогий соцреализм. Александр Фадеев, Александр Серафимович, Николай Островский, Константин Федин, Дмитрий Фурманов, Федор Гладков, Леонид Леонов. За редким исключением все это писатели второго разряда.

Грустная шутка советских времен: «Россия — самая читающая Пикуля страна». Практически вся настоящая литература была под запретом: Платонов, Бабель, Булгаков, Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Бродский, Аксенов, Довлатов, Стругацкие, Шаламов.

3. Конкуренция с интернетом и компьютерами есть, но она пошла книге на пользу (конкуренция всегда идет на пользу)

Появилось множество книг высочайшего качества. Возникла целая плеяда гениальных книжных иллюстраторов. Быстрее стали переводить лучшие зарубежные книги. Не поверите (обычно современников не принято хвалить) — авторы стали лучше и интереснее писать.

А теперь — самое главное. Давайте попробуем понять, что в книге особенного. Зачем вообще человеку читать книги? Что уникального они ему дают? И можно ли книгу заменить другими источниками информации?

Итак. Зачем читать книги?

1. Ролевая модель. Книги объясняют, «что такое хорошо, а что такое — плохо»

Помните, как пел Владимир Высоцкий: «Значит, нужные книги ты в детстве читал». Вы удивитесь, но книги стремительно устаревают и не могут быть мерилом моральной чистоты.

Откройте «Трех мушкетеров» и присмотритесь к главным героям. Они убивают людей по ничтожным поводам. Мужественный Портос — альфонс, который живет за счет старой прокурорши. Утонченный Арамис живет на деньги госпожи де Шеврез. Бесстрашный д’Артаньян спит с влюбленной в него служанкой Кэтти, чтобы читать письма миледи. И даже благородный Атос повесил на дереве свою шестнадцатилетнюю жену.

С этой задачей гораздо лучше справляются хорошие фильмы и социальные сети. Нормы быстро меняются, и моральная планка быстро поднимается вверх.

Вывод: незаменимость книги — 2 из 10.

2. Связь времен. Важно знать историю своей страны

И здесь кинематограф ни в чем не уступает книгам. А исторические компьютерные игры позволяют гораздо лучше запомнить историю. Добавьте к этому Википедию, аудиокниги и ролики на ютубе по любой теме.

Вывод: незаменимость книги — 1 из 10.

3. Чувство родного языка. Построение фразы

Ребенок вообще учит язык без книг. К четырем годам, когда он еще только учит буквы, он уже знает язык на очень приличном уровне. Словарный запас ребенка зависит, скорее, от его окружения. Но и здесь аудиокниги прекрасно заменят бумажные книги. Добавьте к этому телевизор, радио и общение.

Вывод: незаменимость книги — 3 из 10.

4. Развитие фантазии

А вот это уже интереснее. Здесь ни кино, ни аудиокниги конкурентами для печатной книги не являются. В кино все разжевано, там нет места для фантазии. Его сложно домыслить. В книге вы сами определяете, как выглядят герои и как они разговаривают.

Добавлю только, что в раннем возрасте фантазию прекрасно развивают сказки, а потом — фантастика. Именно фантастика, а не художественная литература вообще.

Интересен опыт Китая. В 1923 году жанр фантастики в этой стране был признан вредным — отвлекал людей от построения социализма. И уже в XXI веке китайцы задумались — почему у них прекрасно получается копировать, а вот придумывать оригинальные идеи они могут с трудом? Тогда делегация китайских ученых отправилась в поездку по самым креативным местам — от европейских лабораторий до Кремниевой долины.

Делегация пыталась понять, каким образом сотрудники Apple, Google, Microsoft и других передовых компаний оказываются новаторами. Исследователи задавали массу вопросов в попытках понять, откуда берутся креативность и изобретательность. Они выявили один общий фактор: большинство сотрудников этих компаний в молодости любили научную фантастику.

Вывод: незаменимость книги — 8 из 10.

5. Навыки работы с информацией

А вот это очень важно. Только в книге читатель сам определяет комфортную для него скорость чтения. И он может постепенно ее увеличивать. Ни в кино, ни в аудиокнигах такое практически невозможно.  За одно и то же время хороший читатель может прочитать (а значит, узнать и понять) на порядок больше, чем человек, читающий от случая к случаю. Именно поэтому люди, которые читают книги, всегда будут управлять людьми, которые смотрят телевизор. Они действительно становятся гораздо умнее.

Вывод: незаменимость книги — 10 из 10.

P.S.  А о том, нужно ли приучать детей к чтению (нужно) и как это сделать (без насилия), мы поговорим в следующей статье.

Автор: Дмитрий Чернышев

Источники иллюстраций: книга «Вертикальный прогресс», архив автора

Читать также
Смарт Ридинг
Адрес: , ул. Клары Цеткин, д. 18, к. 3, 4 этаж, офис 419 119021 г. Москва,
Телефон:+7 495 260-14-47, Электронная почта: help-desk@smartreading.ru